— Как вас пригласили на эту роль?

— Пригласили меня как обычно приглашают актёров — позвонили по телефону, связались по почте и предложили роль палача Архипа, ознакомили со сценарием и условиями. Но на самом деле с этим выбором конечно же всё было гораздо глубже. Дело в том, что ещё в 2016-м году на канале Россия-1 вышел исторический сериал «София» в котором я сыграл роль палача Мирона. Так случилось, что по хронологии палач Архип из сериала «Годунов» — это правнук палача Мирона из сериала «София». Получается, что мой герой в нынешнем сериале является выходцем из давней династии потомственных палачей профессионально служивших при Дворе не одно столетие. Так что выбор меня как актёра на эту роль был впоследствии одобрен и сценарно полностью оправдан. Правда в сериале «Годунов» мой герой не может говорить — он немой, что на самом деле абсолютно не мешает ему общаться с другими актёрами в кадре. Интересно, что в обеих проектах я сыграл своих героев в разном возрасте — как в молодые годы так и в старости — мастерство наших гримёров и современные технологии позволяют делать такие перевоплощения.

— Палач — роль как водится отрицательная. Почему охота играть именно каких-либо плохих? Или это просто работа?

— А вот это интересный вопрос. Давайте по порядку. С чего Вы решили, что палач это отрицательный персонаж? Скорее всего такое мнение бытует из-за поверхностных знаний об этой древней профессии, которую мне пришлось досконально изучить, конечно только в теории. Не будем сильно углубляться в историю но всё же палач — это особый человек, состоявший при судебных органах, который был уполномочен от имени самого Государя совершать казни и телесные наказания. Палач просто приводил приговор суда в исполнение — лишал жизни самых злостных преступников, негодяев и маньяков. Кстати русское слово «палач» происходит от турецкого pala — «меч, кинжал». Высокопрофессиональные палачи в те времена ценились буквально на вес золота. Они быстро становились весьма состоятельными людьми (плата за этот «труд» была довольно большой). Отдельные высококвалифицированные палачи получали и международную известность. Случалось, что прославленного палача приглашали за большое вознаграждение за границу для свершения особо квалифицированной казни. Потомственные палачи работают мечом и топором даже в наше время в некоторых самых ведущих Арабских странах. Но… это уже совсем другая история.

Да, играть отрицательных героев многим нашим актёрам не хочется из-за личных принципов и амбиций — но я считаю, что это делать необходимо. Можете ли вы представить историю в которой все герои исключительно положительные? И насколько интересно вам будет наблюдать за этим унылым зрелищем? Я конечно не беру в счёт комедии и фильмы для семейного просмотра, хотя в некоторых из них сюжет строится на подобном противостоянии. Если не будет отрицательных героев то не будет и положительных — ведь тогда не с кем будет бороться за «правое дело» и некому будет противостоять. Так что для меня играть негативные роли настолько же интересно как и положительные образы. Зачастую бывает, что история отрицательных персонажей более драматичнее, эмоционально глубже и насыщенней чем у положительных. Хотя это далеко не закономерно.

— Ваш внешний вид — вы вылитый кавказец. Вас не принимали за азербайджанца?

За азербайджанца как и за другие кавказские национальности меня принимают регулярно и что не удивительно чаще всего это происходит в Москве. Но и в самом Азербайджане незнакомые люди всегда обращались ко мне только на своём родном языке, после чего сильно удивлялись, что я их не понимаю. И это не удивительно так как всё категорически зависит от величины моей бороды. Чем больше борода — тем я больше кавказец. Хотя на самом деле в жизни борода у меня была только три раза и только исключительно для ролей в кино. Дольше всего борода продержалась около девяти месяцев. На самом деле я это не планировал, но так вышло, что после проекта для которого я впервые в жизни отращивал бороду два месяца подряд — это международный художественный фильм «Тайна печати Дракона. Путешествие в Китай» с Арнольдом Шварценеггером и Джеки Чаном, меня пригласили в следующий проект именно в этой внешности, потом сразу ещё, ещё и ещё…

Вот так с некоторыми промежутками я продержался с бородой до недавних пор. Но время идёт, меняются проекты и сейчас я снова вернул свой естественный внешний вид. Хотя теперь уже сложно точно определить как для меня более естественно выглядеть — выбритым или с бородой… 

— Вы гастролировали в Баку?  Что скажете об Азербайджане?

Впервые я начал бывать в Баку ещё в детстве на беспрерывных гастролях Союзгосцирка СССР, где я официально начал работать артистом с 1980-го года, то есть с девяти лет. Больше всего в детстве меня прельщало Каспийское море, которое очень отличалось от Чёрного (на котором я прожил часть молодых лет в Сочи). В Азербайджане у меня есть хорошие друзья как с детства так и с девяностых годов — бизнесмены, люди искусства, спортсмены. Не часто, но при возможности я навещаю друзей в Баку.

К моему большому сожалению, я не посещал Азербайджан со спектаклями Валерия Золотухина, с которым проработал и как актёр и как администратор театра на протяжении многих лет. Я очень жалею об этом.

Я хорошо помню Азербайджан ещё в составе Советского Союза, помню неповторимую красоту природы, с раннего детства помню тёплое Каспийское море, радушие и гостеприимство местных жителей.

Сегодня же я вижу, что Азербайджан — это современная страна которая стремительно развивается во всех сферах жизни, в том числе в культуре и искусстве. И во всём этом неоспоримая заслуга президента страны — Ильхама Алиева.