Последние свидетели блокады живут в разных странах Содружества. И все в этот день вспоминают страшные эпизоды своего детства. Среди них и Нона Анатольевна Эфендиева из Баку. С блокадницей встретился корреспондент «МИР 24» Заур Мустафаев.

Когда началась блокада Ленинграда, Ноне Анатольевне Эфендиевой было девять. Той осенью девочка так и не пошла в школу. Отец отправился на фронт, мама целыми днями работала. За главную в доме оставалась старшая сестра.

«То, что я как ребенок запомнила, что ночью один раз мы с сестрой проснулись от того, что светло, горит все кругом. Оказывается, в наш дом и во двор, на крышу 24 бомбы зажигательных бросили, и все горело везде. Но мы же дети: «Ой костер, костер зажгли!» — вспоминает жительница блокадного Ленинграда Нона Эфендиева.

Сейчас в Петербурге живут племянники Ноны Анатольевны. Сама блокадница переехала из Ленинграда в Баку в 1952 году, когда вышла замуж за азербайджанца. Но родной город и детей покойной сестры навещает каждый год. Вечера они проводят за чаем и воспоминаниями.

«В школе, я помню, как прикрепили к техникуму нас. Мы ходили туда, и нам давали лепешечку соевую и стакан соевого молока. До сих пор жутнейший этот вкус у меня остался. Ничего светлого такого не могу есть, мне напоминает это все», — говорит жительница блокадного Ленинграда Нона Эфендиева.

Сегодня Ноне Анатольевне — восемьдесят шесть. Она бабушка шести внуков и четырех правнуков. В 2019 году тоже готовится к поездке в Петербург и мечтает показать город своим правнукам.