14 сентября в пресс-центре МИА "Россия сегодня" состоялась пресс-конференция с руководителем Федерального агентства по делам национальностей Игорем Бариновым, в рамках которой он ответил на вопросы, касающиеся межнациональных проблем, миграционной политики РФ, профилактики экстремизма и терроризма и так далее.  

Сергей:

В одном из недавних интервью Вы говорили о том, что Агентством разрабатывается система мониторинга межнациональных проблем. На каком этапе сейчас находится эта работа? И каковы главные задачи данной системы?

Игорь Баринов:

Что касается мониторинга - об этой проблеме начали говорить еще с 2012 года, и было четкое прямое указание президента, что необходимо эту систему создавать, потому что все системы мониторинга, которые сейчас существуют, в основном констатируют ту или иную проблему постфактум и не в состоянии предвидеть конфликтную ситуацию, особенно быстро созревающую. Поэтому необходима была система, которая, с одной стороны, будет состоять из двух частей - программной, "айтишной", и экспертной. И если экспертная часть призвана как раз, создав так называемую рабочую панель в регионах, делать какие-то долгоиграющие стратегические прогнозы по развитию межнациональных и межконфессиональных отношений в том или ином регионе, то программная, "айтишная" составляющая должна быть, с одной стороны, дополнением экспертной части, и снять с экспертов головную боль по сбору огромного массива информации от других федеральных органов исполнительной власти - региональных властей, правоохранительных органов. Но в то же время и позволить оперативно реагировать на те процессы, которые происходят в регионах фактически в режиме онлайн. Наша главная проблема - как состыковать эти две части. Фактически речь идет о том, чтобы суммировать килограммы и сантиметры. Но надеюсь, что нам это удастся. Система позволит нам оценивать состояние экономических, социальных, культурно-языковых, этнодемографических и других факторов, влияющих на возможное появление очагов напряжения и возникновения межнациональных конфликтов, прогнозировать их развитие и формировать сценарии реагирования для органов государственной власти и региональных властей. Мы проанализировали все последние крупные межнациональные конфликты, буквально по часам расписывали, как формировалось напряжение и на каких этапах исполнительная власть и правоохранительные органы обязаны были вмешаться и локализовать ту или иную ситуацию. Я уже несколько раз приводил пример с Бирюлево, и у меня нет сомнений в том, что если бы система мониторинга существовала на тот момент, то нам удалось бы локализовать этот конфликт. Мы видели, что конфликт развивался достаточно скоротечно, меньше трех суток. И если бы система мониторинга работала, то уже через несколько часов после убийства в Бирюлево, когда пошли первые информационные сообщения о том, "что русского убил нерусский", началась эскалация конфликта. Особенно этот процесс ускорился после сюжета на одном из федеральных телеканалов. После этого в одной из популярных соцсетей пошло активное обсуждение о том, что необходимо наказать кавказцев, и пошли открытые призывы экстремистского и противоправного характера. И вот на этом этапе уже должны были вмешиваться спецслужбы, правоохранительные органы, региональные власти, чтобы купировать ситуацию, проводить профилактическую работу с инициаторами этих событий, а не доводить до массовых беспорядков и погромов. Сейчас мы в тестовом режиме уже работаем, и по некоторым предконфликтным ситуациям информацию получаем, и сейчас задача Агентства - выработать алгоритм по нейтрализации этих конфликтов и выдаче рекомендаций региональным властям, или федеральным органам исполнительной власти, всем заинтересованным органам власти для принятия четких управленческих решений. Потому что, к сожалению, именно первая, часто неадекватная или запоздалая реакция правоохранителей или исполнительной власти приводит к обострению конфликтов.

 

Анна:

Будут ли дети мигрантов учиться в московских школах? Как Вы считаете, не стоит ли открыть им специальные, национальные школы?

Игорь Баринов:

Если у людей, приехавших сюда, все в порядке с документами, они имеют вид на жительство, находятся в правовом поле - конечно же, их дети имеют право учиться в московских школах. Если же человек находится здесь нелегально, то ему сначала надо решить все правовые вопросы с государством, и потом уже решать проблемы с обучением своих детей.

 

Алексей:

Игорь Вячеславович, насколько активно Федеральное агентство по делам национальностей ведет работу в социальных сетях?

Игорь Баринов:

Мы только начинаем эту работу. Понятно, что первые месяцы были связаны с множеством рутинных административных проблем, которые необходимо было решить при создании агентства, начиная от регистрации и заканчивая размещением, набором специалистов. Но сейчас мы уже зарегистрированы и в ВКонтакте, и в Фейсбуке, и в Одноклассниках. Считаем, что это достаточно важный элемент и возможность очень оперативно общаться с людьми, выявлять ту или иную проблему и формировать ту идеологию, которая содержится в нашей государственной национальной политике.

 

Кирилл:

Игорь Вячеславович, какова, на Ваш взгляд, роль СМИ в профилактике экстремизма и терроризма? И как, на Ваш взгляд, необходимо освещать вопросы межнациональных отношений для корректного их восприятия?

Игорь Баринов:

Роль средств массовой информации в нашей жизни очень сложно переоценить. Телевидение, печатные СМИ, интернет, социальные сети сейчас формируют повестку во всех направлениях и аспектах нашей жизни. И здесь нужна, конечно же, большая работа с журналистским сообществом в том, чтобы вопросы межнациональные, межконфессиональные освещались взвешенно, с четким пониманием той ответственности, которая ложится на авторов того или иного репортажа или статьи. Приведу один безобидный, казалось бы, пример, но очень яркий - программу на ТНТ "Наша Раша", которая вроде бы в шуточной форме дала представление о целом народе, и имена Равшан и Джамшут стали нарицательными и у большинства вызывают сразу же улыбку. Но у жителей Таджикистана вызывают несколько другую реакцию. И сломать этот стереотип о целом народе, уже сложившийся у людей, будет очень сложно. И естественно, что это не способствует налаживанию дружеских взаимоотношений между людьми двух национальностей. И буквально серия этих программ разрушила все то, что складывалось в процессе многовекового соседства, мирного сожительства между народами России и ее соседей. Или другой пример, когда недавно, чуть больше месяца назад, в спортивных СМИ вдруг появилась информация, что в одном из городов РФ после матча убиты два дагестанских болельщика. После этих сообщений начались в соцсетях призывы к тому, чтобы отомстить за смерть своих товарищей. Кстати, эти сообщения сразу же были отфиксированы нашей системой мониторинга, которая пока работает в тестовом режиме, и мы сразу же заинтересовались этой информацией, проверили ее. Выяснилось, что никакого убийства не было, это была чистая провокация. Поэтому одну из важнейших своих задач мы видим в том, чтобы найти четкий алгоритм взаимодействия со средствами массовой информации, журналистским сообществом в сфере освещения межнациональных и межконфессиональных отношений. Мне кажется, что в идеале мы должны добиться того, что любое некорректное высказывание, любая провокационная публикация должны сразу же вызывать негативный общественный резонанс и неприятие среди коллег по цеху. Это должно быть так же, как сейчас в штыки воспринимается любое высказывание на тему расизма.