Наверное, многие жители азербайджанской столицы слышали о существовании в Баку рынка женщин-работниц, более известного как Qadın qul bazarı («Рынок рабынь»).

Он расположен в поселке Маштага, прямо перед зданием Торгового центра «Хаял». Впрочем, расположен — это громко сказано. Примерно два десятка, или немногим больше, женщин собираются чуть в стороне от автобусной остановки и ждут. Ждут, когда кто-либо подъедет и предложит работу в своем доме, дворе или частном хозяйстве.

Азербайджан назвали страной с самой упрощенной процедурой выдачи визы
Азербайджан назвали страной с самой упрощенной процедурой выдачи визы

С мозолистыми руками, обгоревшими на солнце лицами и задумчивыми глазами — в ожидании хоть какой-то работы здесь собираются женщины всех возрастов.

Подойти и заговорить с ними непросто. На каждого, кто обратится к ним, они смотрят с надеждой в глазах — может, предложат работу. Поговорить с ними можно, только став одной из них.

 

Быть одной из них

Было уже двадцать минут девятого, когда я подошла к торговому центру. Там стояла только пара женщин. Я сказала им, что мне нужна работа — я в разводе, осталась одна с двумя детьми. Они посочувствовали мне и сказали:

— Жди, может, повезет и подвернется работа…

К девяти часам собралось уже около двадцати женщин. Но люди, которые могли бы предложить им работу, все еще не появлялись. Потихоньку мне удалось разговорить их…

Усыновлять за последние 10 лет в Азербайджане стали на 20% реже
Усыновлять за последние 10 лет в Азербайджане стали на 20% реже

После того, как муж Дильбар Агаевой попал в тюрьму два года назад, женщина осталась с двумя маленькими детьми и пожилой свекровью:

— Мы жили на пенсию свекрови. Теперь дети выросли, и денег уже ни на что не хватает, — говорит женщина.

За работу на дому она получает 20 манатов в день (680 рублей или 11,8 долларов США по курсу Центробанка РФ на 05.09.2017). Но проблема в том, что работа бывает не каждый день, порой, по нескольку дней подряд не удается ничего заработать:

— За детьми смотрит свекровь. Мне легче найти работу, я еще молодая, а вот пожилым намного труднее.

Дильбар говорит, что ест всего раз в день. Если в домах, где она работает, предлагают обед, фрукты, она все несет домой — детям.

Нарынгюль Гулиева родом из Зангеланского района. Она поселилась в Маштага несколько месяцев назад. Ей уже 62, но пенсию она не получает:

Грязевые вулканы Гобустана в Абшеронском заповеднике
50 природных чудес света. Грязевые вулканы Гобустана

— Хочу получать пенсию — говорят, рано еще, возраст не подошел, хочу работать — говорят, уже старая…

Если повезет, ходит работать на дом, либо трудится в парниках, зарабатывая в день 20-30 манатов (680-1020 рублей или 11,8–17,6 долларов США). Муж у женщины, по ее словам, совсем старый, уже еле ходит, детей у них нет. Вот и приходится пожилой женщине содержать себя и мужа.

 

Борьба за работу

В самый разгар беседы у обочины останавливается автомобиль. Дильбар и еще две женщины поспешили к водителю. Нужны женщины для работы по дому. Дильбар и еще одна женщина садятся в автомобиль и уезжают, а третья, опустив голову, возвращается обратно. Из разговора становится ясно, что за два дня работы каждой предложили по 50 манатов.

К половине десятого подъезжает еще один автомобиль. На этот раз тетя Нарынгюль обращается ко мне:

Слепой мастер по ремонту электроприборов Ильгар Сабзалиев
Жизнь в темноте. Как слепому мастеру удается ремонтировать технику

— Доченька, иди вперед, никто не подойдет к тебе сам и работу не предложит.

Она берет меня за руку, и мы вместе подходим к машине.

На этот раз ищут женщин для мытья посуды на поминках. За работу предлагают 20 манатов. Тетя Нарынгюль соглашается.

— А ты не едешь?, — спрашивает женщина, сидящая в машине.

— Нет, 20 манатов — это мало. Дали бы 30 — я бы пошла, — отвечаю я.

И они уезжают.

 

Своя боль, своя печаль

Я возвращаюсь и продолжаю наблюдать за женщинами. За женщинами с мозолистыми руками и загоревшими лицами. Ни одна из них не улыбается, каждая несет в себе свою печаль, свою боль…

Глухонемой парень-модель Халыг Мухаммедзаде
Глухонемой парень-модель из Баку мечтает о жизни в США и мировой славе

Проходит еще немного времени, и они начинают расходиться. Женщины говорят, что ждать имеет смысл где-то до половины одиннадцатого, позже уже никто не приезжает. Только две из них никуда не торопятся — еще ждут и надеются, может все же повезет.

Рынок «рабынь»… Как бы это страшно ни звучало, но это именно то место, где женщины еще могут на что-то надеяться…

Sputnik Азербайджан